• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Купить ссылку здесь
(Цена: 1 руб)


Поставить к себе на сайт

Творчество

АЛЕКСАНДР КОНДРАШОВ

В последние годы на нашем ТВ произошли перемены, которые не заметить нельзя, и предсказать их последствия – тоже. Оставим в стороне информационно-политическое вещание, которое сейчас на подъёме, – оно существует по законам политической жизни и отвечает на поставленные государством задачи. В условиях холодной войны, которую против России ведут за рубежом и некоторые СМИ внутри страны, это естественно и необходимо: государство обязано защищаться и защищать своих граждан. Удивительно то, как эти перемены восприняты телезрителями, – оказывается, они давно ждали нормальной российской государственной пропаганды.

А всё остальное ТВ? Оно жило и живёт по законам рынка. Рынок сам всё управит? Известно, как он управил в экономике, и что было бы, если государство не стало вмешиваться в дела большого бизнеса. Ну а на телевидении как? Что оно пропагандирует? К чему пришло развлекательное ТВ? Какие изменения произошли с его творцами, что стало со зрителем? Философы и социологи, наверное, когда-нибудь напишут диссертации на эти темы. Попытаемся помочь им, рассмотрев свежий пример, – сериал «Орлова и Александров» на Первом канале.


Многих людей, особенно имеющих отношение к искусству, он до крайности возмутил. Для старшего поколения Любовь Петровна Орлова и Григорий Васильевич Александров, а также многие другие персонажи фильма – важная часть жизни. Взаимоотношения между героями – сложные, романтические, драматические – требуют внимательного, бережного отношения и заслуживают адекватного великой эпохе воссоздания. Но эпоху эту свели в шутку. Глупую шутку. Актёры почти никто ни внешне, ни внутренне не похожи на изображаемых исторических персонажей, многое, если не всё, в их биографиях переврано.

Олеся Судзиловская – актриса с отличными данными, но какое отношение она имеет к Орловой? Она с самого начала как будто играет Анюту из «Весёлых ребят», прислугу, капризную субретку, а не героиню.

Трудно представить более непохожего на Александрова актёра, чем Анатолий Белый. С чего создатели взяли, что Григорий Васильевич служил в цирке акробатом? Чтобы показать, как он угодливо кувыркается перед Сталиным и Горьким? А что в этом фильме с париками, почему они такие куцые?

Редакция представляет новую книгу известного российского писателя и журналиста Александра Ивановича Долинина.

История целого поколения, рассказанная с подкупающей искренностью, всколыхнет-надеемся!- в наших читателях

волнующее чувство сопричастности с судьбой своего народа, своей великой Родины.

   ГАЛИНА ИВАНКИНА
 
Фильм «Солнечный удар» - как мне кажется, первый высококлассный михалковский проект за…очень долгие годы. Все эти его «Предстояния» близ «Цитадели» и «Сибирские цирюльники» - это либо навороченный помпезный ужас, либо – плоская картинка а-ля рюсс с открыточными царями и гимназистками-румяными. А Михалков мне нравится. Нравился с детства. В его картинах советского периода всегда было настроение, аромат, ...«лёгкое дыхание», если говорить словами Ивана Бунина. Россия, которую мы потеряли – изначально любимая тема, идея-фикс Никиты Сергеевича. Ещё до того, как её принялся разрабатывать любой неленивый. 

Солнечный мир, старое имение, зеркала, дамские шляпки и шляпные шпильки. Михалкову можно – он барин. Не нувориш, а именно тот, который имеет право на. От природы. Интересная деталь (я уже об этом писала, но повторюсь!) одна девочка-подросток, посмотрев его «Рабу любви», ни черта не поняла. Точнее, поняла иначе – она решила, что вон тот мужчина в белом костюме и красивая актриса Вознесенская – ...работают в белогвардейском подполье, а рубить шашками её несутся именно красные.
Так вот «Солнечный удар». Первое впечатление – это не халтура, а штучный товар. (99 процентов российской кинопродукции последних 25 лет не выдерживают никакой критики, и с простеньким, но качественным и душевным фильмом «Легенда номер 17» мы носились целый год, как с шедевром на все времена). Новый михалковский проект создан с любовью и без спешки. Тут видна личная заинтересованность авторов – сюжетом. Аккуратность в деталях. Любование кадром. Да. В наш динамичный век все эти долгие диалоги и полёты газовых шарфиков на фоне голубого неба – невыносимая роскошь. Нам бы бац-бац, кровища, крик-плач, кого-то понесли… Здесь не так. При всей напряжённости, создаваемой в кадре – это размеренное действо. 

Основной вопрос:
 «Как это всё случилось?» и «Когда всё это началось?» Герои имеют в виду 1917 год, Гражданскую Войну и противостояние «господ» и «пролетариев». Михалков показывает, что виноваты-то именно господа. Там имеется весьма примечательный диалог одного из офицеров. Шокирующий: «Я ненавижу русскую литературу». Потому что она целый век учила ненавидеть Россию. «Какую страну загубили. Потому что хотели отсидеться в стороне». Два раза. Два раза загубили. Сначала империю, потом – СССР. Как обычно, Михалков шутит по-постмодернистски. С аллюзиями. Диалог из фильма: «- Вы писатель? –Да. –Чехов?! –Нет, я Тригорин». Меня удивило, что никто в зале не среагировал на эту занятную штучку. Как, впрочем, и на эйзенштейновскую детскую коляску, прыгающую по раздолбанной лестнице. Правда, коляска была пустая.

    Виктор МАРАХОВСКИЙ

Колонка с картинками о русском кандидате на «Оскар» 

Уважаемые читатели!

Российский оскаровский комитет выдвинул на премию «Оскар» фильм режиссёра Звягинцева «Левиафан».  Если вам интересно, какое это имеет отношение к будущим московским бунтам — давайте об этом поговорим.

Сначала несколько слов о том, 1) что такое российский оскаровский комитет и 2) что такое «Левиафан».

Российский оскаровский комитет — это группа граждан при национальной академии киноискусства. Возглавляет его заслуженный режиссёр Меньшов.

«Левиафан» — это, вкратце, вот что:

 

Если кому-то нужно более подробное изложение, то оно вот: на севере жил автомеханик Коля, бухая как не в себя. Коррумпированный мэр, бухая как не в себя, спихнул через суды его дом с живописного морского берега. Коля, бухая как не в себя, начал бороться за свои права. Все вокруг Коли бухают как не в себя и предают друг дружку, а раз в 20 минут на экране появляется поп и начинает призывать ко смирению, ибо всякая власть от Бога. В итоге Коля, собиравшийся всех покарать, так никого и не покарал. Его дом сносят, а на его месте строят коррумпированную церковь, где коррумпированный поп говорит коррумпированную проповедь коррумпированным чиновникам, под титры разъезжающимся в иномарках бухать как не в себя.

Кому-то кажется, что я утрирую. Но вот цитата из вполне благожелательной, не то что мы, к творческой интеллигенции «Ленты.ру»:

«Россия «Левиафана» — именно та самая загадочная северная страна, где у власти стоят бандиты и убийцы. Судьи, менты и прокуроры насквозь продажны. Народ пьет водку как минералку, из горла и сразу целую бутылку. Если женщина красивая — она скорей всего готова переспать с любым за обещание «взять в Москву». А главное, как пел Высоцкий, и «в церкви все не так, все не так, как надо». Последнее акцентировано: заметно, что в период, когда снималась картина, на слуху был грандиозный скандал вокруг так называемого панк-молебна, и этому событию посвящен финальный эпизод ленты — проповедь продажного архиерея перед стоящими в новодельной церкви чиновниками-«подсвечниками»…»

Самое смешное, что сюжет, кроме финала, режиссёр взял действительно из безнадёжной жизни глубинки. Действительно был такой автомеханик в маленьком городке, на которого наехала — правда, не государственная, а корпоративная — машина. Автомеханик проиграл все суды и в отчаянии соорудил себе броневик, на котором разнёс половину коррумпированных официальных зданий. А потом застрелился.  Один нюанс — глубинка была американская, индивидуала-бунтаря звали Марвин, и он одно время был чем-то вроде культового персонажа в интернете.

 

Свобода — явление многогранное, и одна из её граней — это экономическая свобода личности в обществе и экономическая свобода общества в целом. Но и либерализм тоже явление многоликое, и, проникая в сферу экономической деятельности, либерализм препятствует в ней достижению свободы как личностью, так и обществом в целом. Производство, распределение и потребление в обществе образуют собой целостную систему.

И в политэкономической области исходный вопрос, с постановки которого начинается путь к экономической свободе, следующий:

Кто именно заявляет своё право собственности на целостную систему народного хозяйства?

Но чтобы ответить на него, необходимо раскрыть содержание понятия «право собственности на средства производства».  Понятие «право собственности на средства производства» содержательно раскрывается единственно как право упра­в­ления производством и распределением продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц.

Понятие права на такие объекты собственности, как земля, её недра, воды и другие природные ресурсы содержательно раскрывается только, как право организовать труд людей с использованием этих природных ресурсов; а также как право ограничить доступ к непроизводственному их использованию (например, для отдыха и т.п.).

Право (в смысле субъективное право, учреждённое и поддерживаемое обществом) и стоимость — категории, присущие социальной организации, а не природе. При покупке такого рода прав оплачивается всегда результат трудовой деятельности человека: в прошлом, в настоящем или возможный в будущем результат. Либо оплата «стоимости природных ресурсов и благ», которые стоимостью как объективным природным свойством природным свойством не обладают, представляет собой ограничение номинальной платежеспособностью тех илииных физических или юридических лиц возможностей пользования природными ресурсами и благами, а также создание источников для оплаты работ, способствующих их воспроизводству силами самой природы.

Вследствие второго обстоятельства заявить своё право собственности на эту систему в целом — мало. Своё право необходимо уметь осуществлять в том числе и в условиях, когда  когда исторически вполне определённые силы, пытаются узурпировать это право всех и каждого исключительно для себя, обратив всех прочих в своих подневольных рабов определённые силы, пытаются узурпировать это право всех и каждого исключительно для себя, обратив всех прочих в своих подневольных рабов.