• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Наши новости

Имя:

Email:

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
БКНС Каталог сайтов Кожор

Красная Линия в

Красная Линия

Поддержка сайта

Webmoney Yandex PayPal
Powered by Adeptus Donate

Наши партнеры

Александр Дуганов на сервере Проза.ру

Красная линия

Кого-то переполняет ненависть, и он пытается разделять и стравливать, рационализирует свою ненависть, пытается привить её другим. По национальному, религиозному, географическому, половому или классовому признаку. «Деритес»©

А меня переполняет любовь (хотя я и бываю очень ехидным), поэтому я снова и снова говорю о любви. Настоящая любовь — всегда безусловна. Это принятие. Ты принимаешь себя, принимаешь свою половинку, принимаешь свой род, свою историю, свою культуру, свою страну. Настоящая любовь — это стремление дарить. Это наполненность, это внутреннее богатство, которое тебя переполняет, ты стремишься давать, потому что тебе кажется, что иначе тебя разорвёт изнутри, если ты не будешь изливать свою любовь вовне. Настоящая любовь — это мотивация становиться лучше, самосовершенствоваться. Потому что и семья, и страна — состоят из людей. И ты не можешь сделать других лучше, но ты можешь сделать лучше себя. Лучше во всех смыслах — морально, духовно, интеллектуально, физически, профессионально и так далее. И если ты станешь лучше, то это сделает лучше и семью, и страну. Поскольку любовь безусловна (это не я придумал, это сказали люди гораздо мудрее и достойнее меня), то в любви нет места слову «если». «Я буду любить тебя, если…» — это не любовь. И что там после «если» — не важно. «Если ты будешь больше зарабатывать», «если ты похудеешь» или «если ты будешь выполнять все мои прихоти». Это в лучшем случае манипуляция (в худшем — болезненный перфекционизм или нарциссизм). Попытка загнать другого человека в нужные тебе рамки, попытка управлять другим человеком через чувства, попытка получить что-то нужное тебе, а не дать ему то, что нужно ему. Со страной то же самое. «Я буду любить Родину, если…» — это не любовь, не патриотизм. И что там после «если» — не важно. «Если мне будут больше платить» (это уже проституция, а не любовь), «если президентом будет Навальный», «если над Домом Советов будет красный флаг» или (зачастую самое честное) «если я буду присутствовать во власти». Я люблю свою жену. Она прекрасная, замечательная, умная, талантливая. Но не идеальная (над чем периодически любит посмеяться, подкалывая меня, что она не соответствует тому образу, который я когда-то сдуру ей попытался описать — сама спросила). И у меня был выбор — пытаться изменить её, втиснуть в некий идеальный образ в моей голове, истерить, доводить и третировать её — или принять её несовершенство. Реальная живая женщина, со своими достоинствами и недостатками, или дурацкий недостижимый образ в облаках… И даже когда мы ссоримся (к счастью, редко), то я всегда думаю «как она прекрасна в гневе» и «как она ещё прекраснее, когда мы миримся».

Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу на встрече с научной общественностью Сибирского отделения РАН заявил, что «нам необходимо в Сибири построить три, а лучше пять крупных центров научно-промышленных, экономических центров, проще говоря — городов с населением 300−500 тысяч, лучше — до миллиона человек. И не просто город построить и столицу сюда перенести, а сделать их совершенно конкретно направленными на ту или иную сферу деятельности».

Заявление вызвало неоднозначную оценку, многие сочли его предвыборной риторикой, хотя, как известно, один из главных долгожителей в российской власти и политике никогда в популизме и пустых обещаниях замечен не был. Видимо, речь действительно идет о перспективных проектах, которые обсуждаются и прорабатываются в высших эшелонах российской власти. Идея масштабного массового освоения Сибири и Дальнего Востока практически постоянно обсуждается и в медийной среде, и доводы в её пользу достаточно известны, чтобы их повторять в очередной раз. Однако есть и вполне очевидные препятствия для осуществления столь глобальных планов, первый из которых также вполне очевиден ― их громадная стоимость, колоссальные ресурсы, которые нужно где-то изыскать, а значит, изъять из других сфер, возможно, посадив на «голодный паек» регионы Центральной России. Насколько это себя оправдает, не вызовет ли больших экономических и социальных проблем? И главное, где взять, используя близкую министру обороны терминологию, «личный состав» для новых городов? Демографические проблемы России общеизвестны, ценой больших усилий власти удается избежать ощутимого снижения численности населения (это объективный демографический процесс в современном мире), т. е. заселение новых городов может проходить только в ущерб другим регионам, притом что отрицательная динамика наблюдается не только за Уралом. Население мигрирует уже в имеющиеся мегаполисы (прежде всего в столицы), и это также объективный процесс, имеющий место во всем мире. Также имеет место процесс миграции в направлении «Север ― Юг». Чем стимулировать переезд во вновь возводимые города? «Создание новых рабочих мест» там я бы назвал дежурной мантрой. По большому счету проблемы безработицы регионов, где сложно найти любую работу, в России нет. Есть, извините, что называю вещи своими именами, безынициативные люди, не способные на серьезные решения в своей жизни, такие как переезд в другой регион за более высокими заработками и уровнем жизни, или вообще маргиналы и деклассированные элементы (ну, что есть, то есть). Из них формировать население городов, которые должны стать центрами науки и высокотехнологичной промышленности? К слову, подобные проблемы были и в СССР, когда на «стройки коммунизма» в массовом порядке направлялись отбывшие наказание граждане. В результате возникавшие там города становились не передовыми в плане политической и прочей сознательности населения, а совсем наоборот ― лидерами в криминальной статистике.