• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Наши новости

Имя:

Email:

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Красная Линия в

Красная Линия

Поддержка сайта

Webmoney Yandex PayPal
Powered by Adeptus Donate

Наши партнеры

Александр Дуганов на сервере Проза.ру
Купить ссылку здесь
(Цена: 1 руб)


Поставить к себе на сайт

Красная линия

 

В этот вечер не до сна,

Что-то на душе творится.

Может быть, опять весна

Знак дает — пора влюбиться.

Эта первая капель,

Солнца луч и птичье пенье…

Все вокруг нам говорит:

У природы пробужденье.

И бесценен каждый миг,

Каждый час общенья с миром,

Всем дающим столько сил,

Для сердец людей открытым.

И возможностей не счесть

Для того, чтобы раскрыться.

АЛЕКСАНДР ДОЛИНИН

Шестой год подряд мы с женой ездим отдыхать в Сухуми. Отдых по нынешним меркам можно отнести к эконом-классу. Но абхазские солнце, пляж, вода морская нам по душе. К тому же приятель армейский  Сергей Чхинджерия там живёт и сердечно принимает.   Сергей в республике уважаем, он заслуженный журналист Абхазии, один из редакторов Абхазского телевидения. Мы подружились с его большой роднёй. И  Сухуми стал для нас почти родным.

А когда-то  в 1980-ые, аж прошлого века,  Сергей  служил сержантом-ракетчиком, будучи выпускником  журфака МГУ, я – выпускник командно-политического ракетного училища в Риге и дипломник отделения журналистики Латвийского государственного университета - лейтенантом. И издавали мы по воле легендарного генерала Игоря Ивановича Куринного  печатный журнал «Комсомольский вестник» в Смоленском ракетном политотделе. Информационно-методический, таким он был по статусу,  стал первым открытым изданием в Ракетных войсках стратегического назначения. От планирования до экспедирования – всё было на моих плечах. Плечам лейтенантским от такой ноши было легко. Собственно, из-за этого  вестника я отказался от окружной газеты в Новосибирске и поехал с большой семьёй в Смоленск. Там стал членом Союза журналистов СССР, активно печатался в областных изданиях, подружился с писателями и поэтами. С тех пор прошло много больше 30 лет, но до сих пор при каждой встрече с Сергеем мы вспоминаем времена нашей ракетной юности…

Памятка абхазскому паломнику

Прилетаешь в Адлер и надо тебе добраться до Псоу, до границы с Абхазией. Ехать-то минут 20, если с ветерком. На такси – от 400 до 600 рублей, на 173 автобусе – за 25 рублей (столько же стоит багаж).Таксисты автобусом пугают, мол, долго идёт, переполнен… Всё так. Но через одну-две остановки в автобусе можно уже присесть и примостить пузатый чемодан. Весело, шумно, по - базарному идёт это транспортное средство по олимпийскому городу, спортивные объекты которого все большее уступают кафешкам и магазинчикам,  отельчикам и сараюшкам для отдыхающих. Кажется, на каждом квадратном метре громоздятся они. Но, возможно, это просто кажется нам, уставшим от дороги отпускникам, утомлённым южным солнцем.

Сколько раз ездим, столько готовимся к стрессовой ситуации при прохождении российской границы. Сначала смотрят документы пограничники, потом Роспотребнадзор в лице капитана или лейтенанта, потом прапорщики на паспортном контроле. Иногда это занимает полтора-два часа времени при стоянии в очереди под палящим солнцем. Настоящая пытка. Редко, когда пролетаешь эти испытания на парах. Так неожиданно случилось нынче.

Шустрее пересекаем абхазскую границу. Можно с комфортом, но  сомнительным водителем проехать на частном авто за 4 тысячи рублей до Сухуми. Мы же находим стоянку автобусов. Предпочитаем автолайн, он  нынче стоит до Сухуми 200 рублей (в прошлом году билет на 50 рублей был легче). Автобус дешевле, но в мобильном транспортном средстве едешь три часа с ветерком, а в автобусе, говорят местные, без него и без кондиционера. В сауне такой на колёсах…

Можно грустить от отсутствия комфорта, а можно любоваться дивной красотой гор, деревьев, радоваться морю и одинокому парусу.

Я, проезжая Псоу, вспоминаю прежде всего о том, что  в начале 1990-х здесь лилась кровь. Война, которую абхазы называют Отечественной, превратила дивный край в ад. Прошло 24 года, а выздоровление идёт не так быстро, как всем хотелось бы.

АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВ

Есть в нашей семье вертящийся стул. Раньше он стоял перед пианино. В детстве, когда я играл в автомобиль, то пододвигал к нему пуфик. Пуфик был сиденьем, две педали от пианино использовались как газ и тормоз, а вертящийся стул был рулём.

Прошли годы. Я вырос. Много мебели с тех пор поменялось в доме. А стул жив. Это старый стул со своей непростой историей. Изготовлен он явно до революции. Наверное раньше, вращая сидение, можно было регулировать его высоту, но при мне этот механизм уже не работал. Моя прабабушка жила в Ленинграде на улице Жуковского. В их семье было пианино, но не было соответствующего стула. В 1937 году «воронок» приехал к их парадной, за соседями с нижнего этажа. Прабабушку взяли в качестве понятой присутствовать при обыске. Очевидно, положение подозреваемых было безнадёжным. Когда сотрудники органов принялись переписывать имущество соседей, она села на их вертящийся стул и сказала, что это её вещь, данная соседям в пользование. Ей поверили,  стул отдали, а соседей увели.

В нашей семье стул пережил блокаду и уцелел. До 1958 года, когда семья переехала в другое место, никто из соседей за ним не вернулся. Видимо, сгинули они в Гулаге. Мне не известно, как их звали, и уцелел ли вообще кто-нибудь из их родственников. Но, благодаря находчивости  прабабушки, я знаю, что они жили на белом свете, и поминаю их.

В конце 60-х годов обивку стула перетянули.

Течение времени неумолимо. Не стало прабабушки, затем дедушки с бабушкой, потом моих родителей. Ликвидировали рассохшееся пианино. А вертящийся стул хранит память обо всех своих владельцах. Он стоит в квартире сына. На него любят залезать мои внуки. Когда они подрастут, я расскажу им историю этого стула.