• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Наши новости

Имя:

Email:

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Красная Линия в

Красная Линия

Поддержка сайта

Webmoney Yandex PayPal
Powered by Adeptus Donate

Наши партнеры

Александр Дуганов на сервере Проза.ру
Купить ссылку здесь
(Цена: 1 руб)


Поставить к себе на сайт

Красная линия

Серж Голон (фр. Serge Golonn) - литературный псевдоним Всеволода Сергеевича Голубинова, помогавшего своей жене, французской писательнице Анн Голон, в работе над серией исторических романов об Анжелике.Всеволод Голубинов родился 23 августа 1903 года в Бухаре. Он вырос в Исфахане (Иран), где его отец Сергей Петрович Голубинов был царским консулом.В начале революции учился в Севастопольской гимназии, самостоятельно пересек страну во время Гражданской войны, пытался безуспешно поступить в Белую Армию.Во Францию он бежал в 17 лет.Изучал химию и минералогию в университете Нанси, где его семья нашла убежище после бегства от большевиков через пустыню.В 20 лет Всеволод Голубинов стал самым молодым доктором наук во Франции. Он продолжал учебу и работал как горный инженер: получил восемь магистерских степеней: по математике, минералогии, физике, электричеству, химическому машиностроению, геологии, радиоактивности. Работал как геолог-разведчик в Африке и в нескольких странах Азии, для крупных компаний и французского правительства.Большую часть жизни его сопровождали опасности и чудесные приключения. Всеволод Голубинов владел пятнадцатью языками и у некоторых племен Африки получил прозвище “Белый волшебник”.Во время Второй мировой войны Всеволод Голубинов присоединился к генералу де Голлю и был приговорен к смерти правительством Виши.Золотое месторождение, разведанное и открытое Всеволодом, позволило “Свободной Франции” заплатить своим функционерам и вооружить армию Леклерка, которая начала свой путь в оккупированную Францию из этой части Африки.Когда Всеволод Голубинов приехал во Францию после войны, друг попросил его сделать книгу совместно с одним молодым писателем, поскольку группе литераторов нужен был человек со стороны, который бы рассказал интересную историю.

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО

Второй майдан на Украине отличался от первого своей неподготовленностью. Запланированное на март 2015 года мероприятие пришлось запускать в ноябре 2013 года. Поэтому технологии зомбирования, которые в 2004 году работали на опережение, загодя подготовив майданную массовку, в 2014 году включились лишь с началом майдана. Соответственно, максимальная пропагандистская эффективность была достигнута уже после окончания активной фазы майдана. Но зато, поскольку с победой второго майдана пропаганда не свернулась (как это было после первого, когда пропагандистcкий накал в СМИ хоть и не исчез полностью, но резко снизился после выполнения главной задачи — протаскивания Ющенко на пост президента), поражение украинского общества русофобской пропагандой оказалось значительно более глубоким, охватив и его антимайданные слои.

Масса антимайданных активистов очень быстро (уже к концу 2014 года) заняла позицию не менее русофобскую, чем «герои майдана». У них теперь даже терминология одна и та же. И для тех, и для других Россия — «рашка» или «эрэфия», в которой живут «рашкованы» или «эрэфяне». Только одни ненавидят Россию за то, что она «напала» на Украину, а другие за то, что не напала. Но мы ведь помним по первому майдану, на котором в пароксизме «ненависти к режиму» сошлись правые и левые, националисты и социалисты, а также масса других партий и течений на любой вкус, цвет и запах, что задача майданных технологий как раз и заключается в объединении на основе ненависти к объекту воздействия людей диаметрально противоположных политических убеждений, ради создания иллюзии «народного единства».

Так что любители «идеальной России», а не реальной, пафосно восклицающие: «Как можно было зомбировать столько людей!», — могут просто посмотреть в зеркало и спросить у того «красивого и умного» кто там отражается, как дошёл он до жизни такой. Более того, они зомбированы дважды, поскольку большинство любителей «идеальной России» являются электоратом Зеленского. До сих пор они, как попугаи, повторяют искусно вбитую в них коломойскими СМИ на этапе избирательной кампании догму: «Мы голосовали не за Зеленского, а против Порошенко». При этом они давно уже признают, что Зеленский не лучше Порошенко, а в последнее время стали признавать, что хуже. Дальше банальная логика должна была бы подсказать им, что бойкот выборов, в результате которого Порошенко попытался бы сохранить власть путём фальсификаций, что неизбежно вело к обострению внутриолигархического конфликта на Украине, лучше, чем избрание нового президента, который, пусть и на короткий срок, но обеспечил олигархический консенсус в результате полученного им мандата абсолютного народного доверия. То есть если они хотят сломать нынешнюю украинскую власть, что можно сделать только добив остатки фэйковой украинской государственности, то незачем укреплять её, избирая популярного президента.

Поскольку в этой среде уже поговаривают, что на следующих выборах надо голосовать за ОПЗЖ Медведчука/Рабиновича, могу сразу сказать, что эксперимент с ОПЗЖ закончится тем же, чем эксперимент с Зеленским. Просто потому, что эта группировка представляет те же интересы украинского олигархата, которые заключаются в максимальном политическом дистанцировании от России. Они лишь хотят, чтобы Россия это дистанцирование сама бы и финансировала (как это было при Кучме и при Януковиче). Поскольку смысл в поддержании украинской государственности (который реально существовал, пока не импортозаместилась вся линейка продукции стратегического характера, поставлявшейся с Украины, и пока её территория не была надёжно обойдена альтернативными путями и способами поставки энергоносителей в Европу) ныне отсутствует, никто из украинских политиков, как бы он ни отплясывал на задних лапках, не убедит Россию вновь взять Украину на содержание. А это значит, что после краткого периода попыток «наладить диалог» любая новая украинская власть вернётся к русофобскому дискурсу как единственно доступной ей политике.