• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Экспертиза

 

Главное то, что он психологически отличен от большинства президентов США прошлого. Это отличие состоит в том, что большинство из них, включая Обаму, пришли на пост президента после того, как были наёмными работниками. Большинство таких людей — слуги денег.

В отличие от таких «субъектов политики» Д. Трамп пришёл из бизнеса, и свой бизнес он возвёл в ранг крупного бизнеса — сам. Такой подъём бизнеса с уровня «среднего класса» на уровень большого бизнеса возможен только в том случае, если человеку свойственно относиться к деньгам не как к цели, а как к средству реализации целей более высокого порядка значимости.

Понятно, что если глава государства психологически — слуга денег, то будет одна политика, а если глава государства психологически — повелитель инвестиций в будущее, то будет другая политика и совершенно другие её результаты. Если соотноситься с иерархией обобщённых средств управления, то слуги денег, в большей или меньшей мере управляемы извне по принципу «где не пройдёт могучее войско — пройдёт осёл, навьюченный золотом».

И подавляющее большинство либеральных политиков, сформировавшись как политики на принципах оплаты кем-то их наёмного труда, — просто дешёвые проститутки-содер­жанки, даже при том, что их денежное содержание (доходы) многократно превосходят доходы большинства населения их стран.

Если говорить об источниках финансирования либерализма и либеральных политиков и либеральных «интеллектуалов» в социальных науках и СМИ, то это главным образом ростовщический капитал банков и спекулятивный капитал бирж, а не капитал реального сектора, который в условиях либерально-рыночной социально-экономической модели существует в ростовщической удавке, которую ростовщики-банкиры, когда им надо ослабляют (что позволяет успешно вести бизнес в реальном секторе, как это имеет место в развитых странах Запада), либо затягивают (как это имеет место в постсоветской России).

Начало ХХ века. Мир политически однообразен: во всех странах Запада после промышленных революций конца XVIII века идёт строительство капитализма. В странах Востока (Китай, Индия, страны Юго-Восточной Азии) за исключением Японии доминирует феодализм. Россия — самая большая по территории и самая богатая страна в мире (не страна даже, а цивилизация) в состоянии неопределённости: в ней, несмотря на реформы 1861 года, доминирует феодализм, но есть и предпосылки к строительству капитализма. Главный тормоз развития этой цивилизации, отличной от Востока и Запада, — монархия и церковь. Они дружно противостоят активизации творческого потенциала многонационального народа Русской цивилизации через запрет на образование в низах общества. Тормоз в развитии общества — объективная предпосылка к революции. Евреи и деньги на революцию — это конечно тоже было, но это — субъективные предпосылки революции в Русской цивилизации.

Крупные политические игроки готовятся к переделу рынков — мировой войне, третьей по счёту после наполеоновских войн и крымской войны XIX века. Мировая война 1914 — 1918 гг. и последующие за ней революции в России, Германии и Австро-Венгрии смели монархические режимы этих стран. Однако локомотивом этих и последующих революций (Китая, Индии, Вьетнама, Кореи), была не буржуазная, а социалистическая революция в России в октябре 1917 года. Чтобы о ней ни говорили буржуин-либералы России и Запада, но именно она полностью изменила политическую карту мира и открыла новые возможности развития, позволяющие решить проблемы, унаследованные от прошлого. Буржуазные революции задолго до февральской революции в России, прокатились по многим развитым странам Запада (Голландии, Англии, Франции, Германии и др.), но они оставляли политическую карту мира — неизменной. Те, кто готовил пролетарскую революцию в крестьянской России по марксистскому проекту, предполагали с её помощью разжечь мировой пожар перманентной революции по всему миру, чтобы раз и навсегда решить проблему общего кризиса капитализма. По сути же это была война банковского капитала с промышленным, и ударным отрядом этой войны, которую в начале ХХ века даже не осознавали её участники, должен был стать пролетариат России, который в октябре 1917 года возглавили большевики и троцкисты. После кровавой гражданской войны борьба меж ними за власть в России была неизбежной.

В этой борьбе финансовый капитал ставил на троцкистов и их вождей в большинстве своём принадлежавших к еврейской диаспоре. Большевиков финансовый капитал Запада (другого просто не было) не принимал всерьёз как силу, способную нарушить его планы в разжигании пожара перманентной революции. Такое отношение заправил Запада к большевикам было следствием непонимания ими истории России и особого места в ней большевизма — чисто русского многонационального явления. Строить социализм в крестьянской стране с не развитым промышленным капиталом в полном капиталистическом окружении — это, полагали представители финансового интернационала, — большевистские фантазии, выросшие из фантазий предводителей крестьянских восстаний Болотникова, Разина и Пугачёва. И хотя фантазиям предводителей крестьянских восстаний не суждено было сбыться, но к началу ХХ века именно они подготовили победу большевизма в коллективном бессознательном народов Русской цивилизации и определили дальнейшую судьбу Русской цивилизации и мира.

Многие историки и исследователи древнеегипетской цивилизации говорят о том, что египетские жрецы владели тайными знаниями, которые они

получили от предыдущей высокоразвитой цивилизации. Например, один из комментаторов фильма “Загадки древнего Египта”  высказывает гипотезу,

что каста египетских жрецов владела некими тайными знаниями, которые успешно удавалось скрывать от других. Эта каста существовала открыто в

Египте, но по завершении периода греко-римского доминирования в стране ушла в подполье. По его мнению, правопреемники и продолжатели

политики древнеегипетской знахарской корпорации — продолжают здравствовать и действовать доныне.

Современные «жрецы» существуют в виде тайной организации (ордена) и до сих пор скрывают истинные знания от людей. Египетское правительство

участвует в сокрытии истины, не допуская

к определённым памятникам и сооружениям древности ни исследователей из других стран, ни туристов, а в ряде случаев подлинные памятники

древности в Египте (как и других странах) в ходе “реставрации” подменяются новоделами-реконструкциями, отвечающими потребностям современных

заправил истории в формировании «общественного мнения» о том, какой якобы была древность. Кроме того, проскальзывали сообщения, что после

того, как Египет стал англо-французской колонией, Ватикан занимался там скупкой и сжиганием уцелевших древних рукописей: с какой целью

уничтожать свидетельства прошлых эпох?

С гипотезой о том, что знахарская традиция, уходящая корнями в египетскую древность, действует и ныне, хотя и без публичности, можно согласиться

(история даёт множество фактов, её подтверждающих), однако о содержании самих тайных знаний древности пока нет никакого устойчивого мнения.

Можно ли к ним отнести какие-то физические законы, неизвестные современным учёным, знания по социальной психологии, экономике и финансам,

либо это знания о некоторых объективных процессах общественного развития, которые можно умело употребить в интересах своекорыстия? —

Складывается впечатление, что современное знахарство специально подогревает интерес к поиску тайных знаний древности , которые якобы

запечатлены во многих древнеегипетских сооружениях, но направление поиска жёстко кон-тролируется и не выходит за некие — кем-то

установленные определённые рамки.

И общество бездумно «крутит калейдоскоп гипотез»: пирамиды в Гизе это — то ли генераторы каких-то энергий, то ли антенны для передачи этих

энергий на другие планеты, то ли обсерватории для наблюдения за Сириусом и т.п.

На протяжении нескольких последних столетий многие как отечественные, так и зарубежные деятели культуры и политики высказываются в том смысле, что «Россия — это европейская держава». Географически это так: регион становления Русской многонациональной культуры — Европа. Но культурно и политически это не так.

Россия — самобытна, и она — вовсе не носительница некой своеобразной ветви общеевропейской культуры. На это указывали многие как отечественные, так и западные деятели культуры и политики. Со стороны России они не были жертвами пленяющей иллюзии «Россия — европейское государство», поскольку осознавали, что Россия — одна из региональных цивилизаций планеты.

Со стороны Запада такого мнения придерживались не только те, что видел реальные отличия и уважал право России быть самою собой и развиваться самобытно. Но на том, что Россия — не Европа, стояли все инициаторы агрессивных войн против России на протяжении многих веков.

И правота утверждения «Россия — не Европа, Россия — не Запад» подтверждается различием в характере войн: внутриевропейских и войн европейских государств и объединённой Европы, а потом и Запада в целом против России.

· Европейские государства неоднократно воевали друг с другом, но в своём подавляющем большинстве эти войны не были войнами на истребление населения определённых территорий и порабощение остаточного населения с уничтожением их языка и культуры.

· Все войны европейских государств и их коалиций против Руси-Московии-России-СССР-России были войнами на истребление большинства коренного населения и порабощение остаточного населения с его последующей дерусификацией и уничтожением культурного наследия и подменой исторической памяти искусственно сконструированным историческим мифом (как это происходит на Украине после распада СССР, и на что в России направлена «десталинизация»). Именно поэтому, в 1945 г., едва только была разгромлена гитлеровская Германия У.Черчилль отдал приказ о разработке плана новой коалиционной войны против СССР «Немыслимое» с привлечением войсковых подразделений вермахта. Именно поэтому политическая «элита» Евросоюза готова обвинить в развязывании второй войны ХХ века И.В.Сталина и реабилитировать Гитлера как предтечу создания Евросоюза, переложив ответственность за холокост с него на окружение.

В настоящем ничего не изменилось. Президент США Барак Обама 1 февраля 2015 г. дал интервью телеканалу CNN. В нём он высказался о политике в отношении России.

«CNN: Справедливо ли утверждение о том, что по отношению к России ваша политика была достаточно эффективной, чтобы ослабить российскую экономику? Однако это не остановило Владимира Путина от создания нестабильности в Украине. В последние несколько недель конфликт, кажется, обострился еще сильнее.

Барак Обама: Полностью справедливо. Думаю, это свидетельство плохих решений Путина, принятых им от имени своей страны. Если подумать о том, какие отношения у нас были с Россией, когда я стал президентом, тогда мы говорили о перезагрузке. Тогда я установил, считаю, эффективные рабочие отношения с Медведевым.

В результате этого российская экономика начала расти, у властей появилась возможность диверсифицировать ее. Отношения России с Европой и всем миром были прочными, Россия с нашей помощью вступила в ВТО.

Но после того, как Путин принял это решение относительно Крыма и Украины, не потому что у него имелась некая великая стратегия, а, по сути, потому что его застали врасплох протесты на Майдане, а также бегство Януковича после того, как мы выступили посредником в переходе власти в Украине...

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО

Начавшаяся в Киеве серия политических убийств, уже открытых, уже не маскируемых под самоубийства – яркое свидетельство агонии режима. Как правило к открытому террору прибегают тогда, когда любые другие методы уже недостаточны, чтобы удерживать ситуацию под контролем. Даже у Гитлера и даже в апреле 1945 года гестапо работало в рамках нацистских, но все же законов, процедура соблюдалась. Группенфюреру Фегелейну, прежде, чем расстрелять его по личному приказу фюрера 29 апреля 1945 года гестаповцы аккуратно зачитали приговор. Эскадроны смерти и бессудные убийства появляются тогда, когда режим уже не в состоянии существовать по своим же законам, но и ответственность за политические убийства на себя взять боится.
Это период наибольшей опасности режима для людей, проживающих на подконтрольных ему территориях.
Во-первых, ввиду того, что единственной задачей режима становится уже не выживание, а продление агонии, будущее страны и народа его абсолютно перестает интересовать. Все ресурсы бросаются на то, чтобы выторговать у истории несколько лишних часов. Если для этого надо лишить средств к существованию и обречь на смерть миллионы или десятки миллионов сограждан, это будет сделано.
Во-вторых, начав убивать режим уже не может остановиться. Террор быстро становится массовым и теряет избирательность. Подобные режимы состоят из трусов, верящих в абсолютное торжество насилия. Вспомнив обвинения, предъявлявшиеся «кровавому режиму» Януковича со сцены майдана, легко установить, что наци и их пособники облыжно обвиняли Виктора Федоровича ровно в тех преступлениях, которые совершили потом сами. И четко формулировали цель таких преступлений -  запугать политических оппонентов. Наци знают, что сами бы они такой власти страшно боялись. Вот и пытаются парализовать страхом своих врагов.
Но поскольку интересы режима, а фактически нескольких десятков политиков, приходят в противоречие с интересами всего народа, то и во врагах у режима очень быстро оказывается весь народ. Даже активные сторонники режима, еще сами того не зная, уже постепенно переходят в разряд врагов.
Поначалу репрессии падают на головы людей заметных, знаковых или чем-либо досадивших конкретным руководителям режима. Именно так (в качестве личных врагов), во время второго триумвирата Лепид внес в списки подлежащих убийству своего брата Луция Эмилия Павла, а Антоний своего дядю Луция Юлия Цезаря и известного оратора Цицерона. Затем география репрессий расширяется на все сопротивление, на следующем этапе репрессиям подвергается уже и лояльная режиму официальная политическая оппозиция. В конце концов, даже сторонники режима оказываются в рядах врагов народа. Кто-то не успел вовремя уловить колебание генеральной линии и не вписался в очередной тренд, а кто-то оказался конкурентом в борьбе за иссякающие дефицитные ресурсы. Кого-то же могут убить и для организации пиар-акции – вот, мол, посмотрите, наших же тоже убивают, так что это не мы.
Но расширяясь, репрессии сужают сферу безопасного существования. Как бы громко Вы ни кричали «хайль!», это уже не гарантирует выживание. На определенном этапе самым широким слоям населения становится понятно, что обезопасить себя от пули «патриотического» убийцы или от ночного стука в дверь, после которого человек уходит и не возвращается, можно только свернув шею режиму. И тогда режим обречен, поскольку миллионы, ранее разделенные идеологическими, этническими, конфессиональными противоречиями, объединяются в одном стремлении – вначале спастись от режима убийц, а уж затем выяснять отношения между собой.
Так что, подкиевскую Украину ждут тяжелые времена. Вот именно сейчас начинается последний, самый кровавый этап ее существования, когда вначале режим попытается напоследок забрать с собой всех, а затем будут ловить и вешать верхушку и обслугу режима. Если до сих пор Вы считали, что на Украине происходит что-то ужасное, Вы ошибались – все только начинается.
Состояние режима хорошо понимают США, которые денег не дают, но усиленно готовят его к войне. Американские «советники» на Украине, американские вооружения и учения в Прибалтике, американские заявления за гранью приличия и даже здравого смысла, призваны показать украинским, а в идеале и восточноевропейским трусам, что Америка с ними и толкнуть их на открытую войну с Россией. Ибо хотят, но боятся, так как понимают, что могут не успеть убежать. И прекрасно знают, что статья 5 Вашингтонского значит для США не больше, чем британские гарантии Польше в 1939 году значили для правительства Его Величества. Но Британия, хоть и не стала спасать Польшу, войну Германии объявила. США даже формально в конфликт за Украину или за Прибалтику не вступят. Поэтому наци-лимитрофам необходимо как можно более существенное американское военное присутствие на передовой линии, чтобы быть уверенными, что в случае войны войска США попадут под огонь и Вашингтон не сможет отвертеться. США играют в опасную игру, полагая, что они смогут и союзников успокоить, и войска в последний момент из-под удара убрать. В конце концов, США могут и пожертвовать сотней-другой собственных маргиналов (приличные люди в американскую армию служить не идут). Но, с учетом острой внутренней борьбы в Вашингтоне, которая давно вышла за рамки правил и здравого смысла, игра крайне опасная и в любой момент события могут выйти из-под контроля администрации США.
Однако, как бы ни развивались события для США и России, для Польши и Прибалтики, да и для всего человечества в конечном итоге, для Украины вариантов нет. Она все равно будет воевать и воевать, скорее всего не с Россией, а с освободительной армией народных республик. Россию втянуть в войну уже не вышло. Остался последний способ – самим объявить войну России. Нынешнее руководство слишком трусливо для такого решения. А наци, которые готовы объявить войну кому угодно не могут прийти к власти легально. В случае же очередного государственного переворота с крючка США может соскочить Европа, которая и так уже жалеет, что по глупости поддержала «демократическую революцию», против «кровавого тирана». Да и сам приход неприкрытых наци к власти даст старт дальнейшему территориальному распаду Украины.