• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

Искусство жить

   АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВ

ЗАПИСКИ ЛЕНИНГРАДЦА ЧАСТЬ 4

В  центре  двора  была  большая  площадка.  Весной  и  осенью  все  ребята  нашего  дома  играли  там  в  футбол.  Зимой  на  ней  ставили  деревянную  горку,  а  однажды  даже  сделали  деревянную  коробку  и  залили  внутри  неё  настоящий  каток. Когда  я  пошёл  во  второй  класс,  в  нашем  доме  поселились  новые  соседи.  Их  мама  стала  работать  у  нас  во  дворе  дворником,  а  её  дочка  пошла  в  нашу  школу  в  первый  класс.  Не  могу  сказать,  что  влюбился  в  неё,  но  считал  её  очень  красивой  и  был  горд,  когда  удавалось  играть  во  что-нибудь  с  нею  вместе.

             «…А  у  нас  во  дворе  есть  девчонка  одна,

              Между  шумных  подруг  неприметна  она,

              Никому  из  ребят  неприметна  она.

              Я  гляжу  ей  вслед:

              Ничего  в  ней  нет,

              А  я  всё  гляжу,

              Глаз  не  отвожу…»

                             Л.Ошанин.

Когда  папа  укладывал  меня  спать,  он  на  некоторое  время  открывал  форточку.  Тогда  в  комнату  входили  звуки  ночного  города.  Он  продолжал  жить  и  ночью.  То  было  слышно,  как  визгливо  работает  ТЭЦ,  то  проезжал  одинокий  троллейбус,  то  с  Московского  вокзала  отходила  куда-то  электричка,  и  было  слышно,  как  она  ускоряет  свой  ход. 

       «…Теперь  умолкли  поезда

       И  не  кричат  автомобили,

       И,  между  прочим,  навсегда

       Гудок  фабричный  отменили.

                         ***

       Он  звал  меня  издалека

       Когда  порой  бывало  туго.

       И  голос  этого  гудка,    

       Я  узнавал,  как  голос  друга».

                                  М.Матусовский.

Эта  песня  не  про  мой  город,  но  в  моём  мозгу  она  ассоциируется  именно  со  звуками  ночного  Ленинграда. 

     АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВ

ЗАПИСКИ ЛЕНИГРАДЦА. ЧАСТЬ 3

  В  начале  60-х  годов  через  Неву  начали  строить  новый  мост  -  мост  Александра  Невского.  Для  обеспечения  въезда  на  мост  Лаврский  проезд  был  расширен.  Были  снесены  стоявшие  на  нем  дома.  Их  безжалостно  взрывали.  А  они,  построенные  при 

 

 9  мая  1965  года  военная  техника  поворачивает  в  Лаврский  проезд

царе,  пережившие  революцию  и  блокаду,  не  хотели  рушиться.  У  популярных  в  те  годы  артистов  эстрады  Мирова  и  Новицкого  были  куплеты:

         «…Не  взорвался  старый  дом,

         Рухнул  новый,  за  углом».

  За  углом  стоял  новый  наш  дом.  Его  построили  в  1958  году.  Он  был  прочный,  так 

 Дом  моего  детства  в  1958  году

как  под  ним  было  сделано  бомбоубежище.  Он  устоял,  но  каждую  ночь  вздрагивал

от  взрывов.  Когда  дома  были  побеждены,  принялись  за  амбары.  Уцелели  только  три.  На  освободившемся  месте  сделали  предмостную  развязку.  Заодно  закатали  асфальтом  часть  Никольского  кладбища.  Так  что  выражение,  что  город  построен  на  костях  -  это  правда.Пролёты  моста  делали  на  берегу,  а  потом  плавучим  краном  переносили  на  место  и  ставили  на  быки.  Отец  рассказывал,  что  один  пролёт,  когда  плавучий  кран  пытался  установить  его,  оказался  на  несколько  метров  короче,  и  его  срочно  наращивали  прямо  над  водой.  Мост  был  построен  по  московскому  проекту  и  получился  неленинградским.  На  нем  не  было  никаких  украшений,  ажурных  решеток.  Это  первый  мост  в  нашем  городе  с  асфальтированной  разводной  частью.  Однакопри  подъёме  разводной  части  асфальт  стал  осыпаться.  Вот  тогда-то  на  мосту  и  нашлось  место  для  декоративных  решеток.  Вокруг  площади  Александра  Невского  на  тротуаре  росли  тополя.  На  землю  вокруг  их  стволов  были  положены  чугунные  решетки.

   АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВ

ЗАПИСКИ ЛЕНИНГРАДЦА. ЧАСТЬ 2

    Знакомство  с  городом  начинается  с  фрагментарно  всплывающих  в  памяти  детских  воспоминаний.

Я  с  папой  и  мамой  пошли  в  гости  к  маминой  сестре  -  тёте  Оле.  Из  этого  похода  в  памяти  остались  лишь  фрагменты  обратного  пути.  Стемнело.  Мы  шли  по  улице  и  свернули  в  какой-то  скверик.  Газоны  от  дорожки  отделял  барьер  высотой  около  10  сантиметров,  состоящий  из  согнутых  на  подобие  буквы  «П»,  водопроводных  труб.

 

   Я  нашел  такой  барьер  в  наше  время  на  Садовой  улице.

Потом  мы  вышли  на  другую  улицу,  дошли  до  перекрёстка,  перешли  через  улицу  и  остановились  на  троллейбусной  остановке.  Как  же  мне  было  приятно,  когда  я  немного  подрос,  возвращаясь  в  очередной  раз  от  тёти  Оли,  узнать  запавшие  в  память  трубы  на  краю  газона.  А  улицы,  по  которым  мы  шли,  называются:  Лизы  Чайкиной,  Олега  Кошевого  (ранее  и  ныне  Введенская)  и  Большой  проспект  Петроградской  стороны.  Я  стараюсь  расположить  свои  воспоминания  в  хронологической  последовательности.  И  вот  первые  же  упомянутые  мной  улицы  -  названы  в  честь  героев  Великой  Отечественной  войны.

После  этого  мы  с  мамой  сходили  в  гости  к  моей  крёстной  тёте  Тоне.  Помню  маленькую  комнату  в  кирпичном  доме.  У  стены,  сбоку  от  окна,  стоит  комод,  а  на  нём  -  фигурки  слоников.  Они  считались  символами  счастья  и  благополучия.    
 

Мы  жили  на  Чернорецком  переулке  около  площади  Александра  Невского.  Посередине  площади  была  круглая  клумба.  Её  окружала  кольцевая  дорожка  со скамейками,  на  которых  сидели  пожилые  люди  и  молодые  мамаши  с  маленькими  детьми.  Между  дорожкой  и  проезжей  частью  находились  газоны.  По  периметру  площади  стояли  одноэтажные  домики,  образовывавшие  «лаврскую  подкову».  От  площади  к  Неве  вел  узкий  Лаврский  проезд.  На  нём  стояли  высокие  дома,  а  за ними на  берегу - каменные  амбары.  По  Лаврскому  проезду  с  Невского  проспекта  на  проспект  Обуховской  обороны  выезжали  троллейбусы.  Одно  из  первых  событийоставшихся  в  моей  памяти,  связано именно с  этой  площадью. 

     АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВ

ЗАПИСКИ ЛЕНИНГРАДЦА. ЧАСТЬ 1

Мой  взрослый  сын  неожиданно  спросил:   «Папа!  Ты  любишь  наш  город?».  После  продолжительной  паузы,  вызвавшей  у  него  удивление,  я  ответил:  -  «Скорее  да,  чем  нет».  «Не  понял?»  -  ещё  больше  удивился  сын.

  С  детства  в  память  врезались  пушкинские  строки:

     «Люблю  тебя,  Петра  творенье.

     Люблю  твой  строгий  стройный  вид,

     Невы  державное  теченье,

     Береговой  её  гранит.»

Сразу  же  перед  глазами  встают  фотографии  известных  ленинградских  фотографов  Трахтенберга,  И.Голанда:  Университетская  набережная,  стрелка  Васильевского  острова,  Петропавловская  крепость,  Зимний  дворец,  Адмиралтейство, Медный  всадник.  Я  не  хочу  равняться  с  этими  асами  фотографии,  но  описания  моего  города  буду  сопровождать  иллюстрациями  из  семейного  фотоархива.

 

               Вид  на  Стрелку  Васильевского  острова  и  Петропавловскую  крепость.

       В  1976  году  начали  выдавать  паспорта  нового  образца.  В  отличие  от  предыдущих  паспортов,  в  графе  «место  рождения»  стали  указывать  название  населённого  пункта,  как  он  назывался  на  момент  рождения  человека.  Такв  паспорт  моей  бабушки  вписали  Санкт-Петербург.  Моему  отцу  записали  Петроград.  В  моём  паспорте  указали  Ленинград.  Наша  фамилия  живёт  в  этом  городе  третий  век.  Я  -  горожанин  в  четвёртом  колене.  Как  любой  нормальный  человек,  я  люблю  город,  в  котором  родился.

        «…Я  этим  городом  храним

        И  провиниться  перед  ним

        Не  дай  мне  Бог,

        Не  дай  мне  Бог,

        Не  дай  мне  Бог,

        Вовеки.»

                            Б.Ахмадулина.

Мой  любимый  город  называется  Ленинград.  В  детстве  меня  учили,  что  в  официальной  переписке  перед  названием  городов  надо  писать  букву  «г.».  Исключение  составляют  Москва  и  Ленинград.  Так  что  мой  город  -  исключительный.

   В  Ленинград  город  был  переименован  постановлением  II-го  съезда  Советов  СССР  в  январе  1924  года  для  увековечивания  в  народной  памяти имени вождя  мирового  пролетариата  Владимира  Ильича  Ульянова  /Ленина/.  Подходящее  ли  для  нашего  города   имя?  С  высоты  своего  полувекового  возраста  думаю,  что  нет.  Если  бы  сейчас  у  меня  спросили:  -  «Не  хочу  ли  я  вернуть  городу  имя  Ленина?»,  ответ  был  бы  отрицательным.

 Относительно  недавно  нашему  городу  пошёл  четвёртый век.  Для  истории  это  немного.  Но  за  это  время  облик  города  уже  несколько  раз  поменялся.  Это  неизбежно.  Что-то  рушится  само,  что-то  разрушают люди.

АЛЕКСАНДР ГРИНЬ 
 
 
За углом, на улице Гоголя, жила старушка... Настолько древняя и согбенная, что было вообще удивительно, как она сохраняет равновесие... Она жила одна, продукты ей приносили сердобольные соседки или социальные работники... Да и много ли ей было надо? По утрам она с трудом добиралась до входной двери, которая выходила прямо на оживленную улицу, и крошила остатки хлеба или пшено птицам... Прохожие всегда осторожно обходили кормящихся на тротуаре птиц, особенно, когда прилетала горлица, у которой в результате какого-то несчастья или  жестокости людей была всего одна лапка. Она садилась поодаль от шумящих и дерущихся за крохи птиц, ждала, когда они, насытившись, улетят. А уже потом довольствовалась остатками пира... Старушка жалела эту горлицу и подсыпала ей немного проса... Та успевала склюнуть несколько зерен, но бдительные воробьи быстро слетались на угощение и с шумом и дракой растаскивали его. Казалось, старушка всегда, во все времена была  и будет так вечно... 
         Но однажды утром двери квартиры не раскрылись... Птицы несколько дней прилетали к этим дверям покормиться, но там появились молодые суетливые люди, которым не нравилось, что голуби мешаются под ногами, они пугали их криками: "Кыш, проклятые!" и махали руками. Через несколько дней птицы уже нашли себе другие места для кормления, и только хромая горлица еще долго прилетала к дверям квартиры. Но потом и она куда-то исчезла... 
        Прошло время... Однажды, проходя по улице привычной дорогой, я повернул за угол и оторопел... Старушка снова кормила голубей! И рядом с ней летала та самая горлица!... Только вся эта издавна знакомая мне картина была... нарисована на стене! Как памятник доброте и скромности, любви и сопричастности, терпению и сердечности... Я мысленно поблагодарил художника за этот поступок, который иногда  людям даёт больше, чем тысячи часов нотаций и увещеваний.
Будем же добрее, чтобы оставаться Людьми!