• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru

АЛЕКСАНДР ДОЛИНИН

Шестой год подряд мы с женой ездим отдыхать в Сухуми. Отдых по нынешним меркам можно отнести к эконом-классу. Но абхазские солнце, пляж, вода морская нам по душе. К тому же приятель армейский  Сергей Чхинджерия там живёт и сердечно принимает.   Сергей в республике уважаем, он заслуженный журналист Абхазии, один из редакторов Абхазского телевидения. Мы подружились с его большой роднёй. И  Сухуми стал для нас почти родным.

А когда-то  в 1980-ые, аж прошлого века,  Сергей  служил сержантом-ракетчиком, будучи выпускником  журфака МГУ, я – выпускник командно-политического ракетного училища в Риге и дипломник отделения журналистики Латвийского государственного университета - лейтенантом. И издавали мы по воле легендарного генерала Игоря Ивановича Куринного  печатный журнал «Комсомольский вестник» в Смоленском ракетном политотделе. Информационно-методический, таким он был по статусу,  стал первым открытым изданием в Ракетных войсках стратегического назначения. От планирования до экспедирования – всё было на моих плечах. Плечам лейтенантским от такой ноши было легко. Собственно, из-за этого  вестника я отказался от окружной газеты в Новосибирске и поехал с большой семьёй в Смоленск. Там стал членом Союза журналистов СССР, активно печатался в областных изданиях, подружился с писателями и поэтами. С тех пор прошло много больше 30 лет, но до сих пор при каждой встрече с Сергеем мы вспоминаем времена нашей ракетной юности…

Памятка абхазскому паломнику

Прилетаешь в Адлер и надо тебе добраться до Псоу, до границы с Абхазией. Ехать-то минут 20, если с ветерком. На такси – от 400 до 600 рублей, на 173 автобусе – за 25 рублей (столько же стоит багаж).Таксисты автобусом пугают, мол, долго идёт, переполнен… Всё так. Но через одну-две остановки в автобусе можно уже присесть и примостить пузатый чемодан. Весело, шумно, по - базарному идёт это транспортное средство по олимпийскому городу, спортивные объекты которого все большее уступают кафешкам и магазинчикам,  отельчикам и сараюшкам для отдыхающих. Кажется, на каждом квадратном метре громоздятся они. Но, возможно, это просто кажется нам, уставшим от дороги отпускникам, утомлённым южным солнцем.

Сколько раз ездим, столько готовимся к стрессовой ситуации при прохождении российской границы. Сначала смотрят документы пограничники, потом Роспотребнадзор в лице капитана или лейтенанта, потом прапорщики на паспортном контроле. Иногда это занимает полтора-два часа времени при стоянии в очереди под палящим солнцем. Настоящая пытка. Редко, когда пролетаешь эти испытания на парах. Так неожиданно случилось нынче.

Шустрее пересекаем абхазскую границу. Можно с комфортом, но  сомнительным водителем проехать на частном авто за 4 тысячи рублей до Сухуми. Мы же находим стоянку автобусов. Предпочитаем автолайн, он  нынче стоит до Сухуми 200 рублей (в прошлом году билет на 50 рублей был легче). Автобус дешевле, но в мобильном транспортном средстве едешь три часа с ветерком, а в автобусе, говорят местные, без него и без кондиционера. В сауне такой на колёсах…

Можно грустить от отсутствия комфорта, а можно любоваться дивной красотой гор, деревьев, радоваться морю и одинокому парусу.

Я, проезжая Псоу, вспоминаю прежде всего о том, что  в начале 1990-х здесь лилась кровь. Война, которую абхазы называют Отечественной, превратила дивный край в ад. Прошло 24 года, а выздоровление идёт не так быстро, как всем хотелось бы.

Сергей Гладкевич - крайний справа

Cвинцовая вьюга мела и мела

и вымела поле до мрака

Господь спотыкался о наши тела

и плакал

и плакал

и плакал

в бессилье своём не стыдился он слёз

и некому было утешить

лишь где-то кого-то оплакивал пёс

кромешно

кромешно

кромешно

но песий отчаянный горестный вой

и горькие всхлипы Господни

звучали над выжженной той стороной

впустую

напрасно

бесплодно

свинцовая вьюга мела и мела

и вымела поле до мрака

Господь спотыкался о наши тела

и плакал

и плакал

и плакал

Юрий Гладкевич,

корреспондент «Красной звезды»

1992 г. Будучи корреспондентом был на абхазской земле.

Такое не забывается. На повороте в Сухуми, где на скале портреты погибших защитников абхазской земли, об этом не может не думаться.

У Сергея Чхинджерии на войне погиб любимый старший брат. Отец, председатель колхоза, глава большой многодетной семьи приютил в лихую годину в своём доме  более сорока родственников.

Хозяйка

Хозяйку, которая принимала нас с Марией в своей квартире на время отдыха,  зовут Дина Гургулия. Приготовила квартиру, накрыла стол, вручила ключи и уехала на две недели к родственникам в деревню. Это называется «сдать отдыхающим квартиру под ключ». Из одного окна мы любовались морем, из другого – горами.

У них тоже большая семья. Гордятся старшим братом, о котором написана книга. Другой брат – известный в Абхазии хирург, народный герой республики, сейчас заседает в народном собрании.

Дина многие годы работала литературным редактором в журнале «Алашар» («Свет»). Сейчас на пенсии – 74 года всё-таки.

Любит Россию. «Олимпиаду смотрим, -  делится она, -  и гордимся русскими спортсменами как нашими».

На войне у неё погибли племянники. Всех беда за независимость накрыла.

Отец её - участник Великой Отечественной войны. Дина с гордостью рассказала, что они не отстают от русских и тоже провели акцию «Бессмертный полк».

Путаница-перепутаница

Просыпались мы с Марией по привычке рано. В семь утра уже были на пляже. После девяти уходили.

Вечером – после шести шли на облюбованное галечное место. А там – по желанию. Так что, не обгорели. И много купались. Это место центрального пляжа нам давно хорошо знакомо. Волнорезы создают комфортную обстановку - вода теплая, чистая. Потому тут много отдыхающих с детьми.

В первый день запутались с часами. У Марии телефон был активирован, и время автоматически установились по координатам соседнего государства. У меня телефон молчал, потому показывал московское время. Его придерживаются и в Абхазии. С путницей помог разобраться хорошо загоревший отдыхающий. Мы такими стали через две недели.

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Этот хорошо известный нашему поколению девиз Сергей напомнил, придя навестить нас на пляж.

Ассоциация родилась, когда узнавали невольно про соседей, предающихся южной неге.

Педагоги из Челябинска, пенсионеры из Чебоксар, Перми, Томска, Ижевска…

Дружбу никто особо не затевает на пляже, но какие-то знакомства происходят. Пенсионер из одной небольшой автономной республики, узнав, что мы из столицы, не смог скрыть удивления: «Вы-то, москвичи,  по своим средствам что делаете здесь? Мы вот с супругой сложили пенсию, подработали – получается 50 тысяч. Только на Абхазию и потянули».

Местные жители шутят: «Нынче отдыхающие питаются «Ролтоном». Видно, обеднели россияне. Раньше мальчишки абхазские мчались по утру на пляж – у каждого свой участок был - и находили золотые кольца, цепочки...»

Некоторые абхазы считают, что они обеспеченнее русских.

Возможно, они правы. За свет в Абхазии  платят копейки в буквальном смысле. Отопления у них зимой нет, да и зимы тоже. Нет нужды ни в шубах, ни в сапогах. Фрукты – свои. Не надо копеечку весь год экономить, чтобы к морю детей свозить, «оздоровить». Плата в троллейбусе – 5 рублей…За счет «бедных»  русских в курортный сезон можно хорошо заработать. Богатые россияне в Абхазии не отдыхают.

Но, уж будем честны, не так и бедны эти русские,  вечером -то набережная шумна и затратна. Все кафе, кабачки манят отдыхающих и заманивают успешно. Есть здоровье и деньги – трать их. Молодёжь так и делает.

Порядок охраняют наряды милиции. Среди стражей порядка немало женщин. Ходит одна из них в звании подполковника по форме, но в шлёпанцах. Очень милое и мирное сочетание.

Сели – поели

Не все отдыхающие питаются иностранной упакованной пищей, не такой уж дешёвой да ещё и вредной.

На пути к морю удачно вписалась под министерством налогов и сборов столовая «Сели – поели». Разнообразное и дешёвое меню. Отдельный зал для курящих. В нашем – телевизор во всю стену, что особенно важно в дни Олимпиады.

А цены удивили. Вдвоем сытно пообедали на 400 рублей с небольшим.

Оглушающий концерт Хиблы Герзмавы

В дни нашего отпуска любимица абхазского и русского народов, мировая оперная дива открыла 15-й по счёту фестиваль своего имени в Сухуми. Несколько дней на набережной ладили металлические конструкции для концертов. Открывала Хибла фестиваль «Медей», где исполняла главную роль. Захотелось сделать в естественных исторических декорациях на фоне моря и остатков крепостной стены (была она длиной в 60 тысяч шагов).

Хорошо, что мы не попали на представление: билеты были распроданы загодя. И вот почему нам повезло больше, чем тысяче зрителей-счастливчиков в пластиковых временных креслах.

Не успели певцы закончить отделение, как небо разверзлось! Молнии, гром, смерч взвился над набережной и морем! Да такой, что старожилы и не помнят подобного. Речка Сухумка – этакая переплюйка в центре абхазской столицы  поднялась на четыре метра и залила весь центр города, он превратился в настоящую  Венецию. Плавали и люди, и машины по утру.

В разгар стихии речушка сносила по пути все ветхие постройки, машины, священных худосочных коров, что важно разгуливают по городу и спят где попало, даже посреди дороги. Где им вздумается… Многие  семьи остались без крова.

А старый «Москвичонок»  забил маленькую плотину и грозил взорваться, потому что в баках был бензин. Хозяина нашли, испросили разрешения разрезать транспортное средство – спаслись от дальнейших последствий…

Устранять последствия стихии пришлось несколько дней. Водообмывочных машин в городе всего три, подключили пожарные. Но после их промывки улицы покрылись грязной  жижей цемента, который, как смеялись сухумцы, остался чуть ли не  от советской власти.

А ещё жители перешёптывались: мол, любим мы Хиблу, но зря она роль ведьмы исполняла в таком сакральном месте, где много веков назад лились реки крови…Вот небо и покарало.

Второе отделение концерта завершали в здании театра. Закончилось светопреставление в три ночи.

Утром мы шли на пляж ощупью, прыгая  «с кочки на кочку» в мутной воде. Отважные редкие отдыхающие шли босиком.

Пляж был пустынен, в мутной морской воде резвились стайки рыб. Плавать было можно. Но тут на берег пришла бабка в шляпке и начала восклицать: «Инфекция, инфекция плавает!». Этакая чистенькая, продезинфицированная  «врач – инфекционист». И поддались мы её предостережения, ушли проворно с пляжа.

А в городе ещё долго  случались перебои с водой…

Множество званий и наград, стильные платья, мерцающие бриллианты на шее, огромные корзины цветов, обожание публики самых разных национальностей, а также безмерное трудолюбие, выдержка и стойкость. Всё это - оперная певица с абхазскими корнями Хибла Герзмава. Со стороны её жизнь кажется сказочной, но на пути к этой сказке певице пришлось преодолеть не одно препятствие. И иногда личная жизнь Хиблы Герзмавы становилась той жертвой, которую приходилось приносить на алтарь искусства.

Биография Хиблы Герзмавы началась 46 лет назад в Пицунде. Помимо неё в семье старшего администратора пансионата и переводчицы есть ещё сын. Вся семья будущей оперной звезды обладала музыкальными способностями и слухом. Правда, долгое время Хибла Герзмава готовилась именно к карьере музыканта, а не вокалистки. Её с детства привлекал орган. К слову, освоить инструмент она всё же успела. Из-за любви к музыке детство певицы было наполнено не только радостью и праздником, но и повседневным трудом, поскольку в музыкальную школу приходилось добираться в соседнюю Гагру. Окончив после школы ещё и музыкальное училище по классу фортепиано, Хибла Герзмава приняла решение поступать в Московскую консерваторию. Это учебное заведение - мечта её рано ушедшей из жизни матери. Кстати, в интервью певица признавалась, что настоящий глубокий и колоритный голос у неё появился как раз после этого трагического события, а впоследствии практически все трагедии и неприятности в личной жизни каким-то образом благотворно влияли именно на голос. Через два года после матери ушёл и отец, а потому с ранних курсов консерватории Хибла Герзмава вынуждена была самостоятельно преодолевать трудности и лишения, связанные с жизнью в столице. Зато такой бешеный ритм, когда работала заслоняет всё остальное, очень быстро возвёл певицу на пьедестал. Ещё будучи студенткой она завоёвывала призовые места на фестивалях, а потому неудивительно, что получив диплом стала певицей в театре Немировича-Данченко. Он стал для неё вторым домом и дополнительной школой, ведь именно здесь певица оттачивала и актёрское мастерство, и умение держаться на сцене, и стиль. И даже сейчас, выступая на самых знаменитых сценах по всему миру, Хибла Герзмава не забывает о доме.

Что касается личной жизни, то певица в повседневности - жизнерадостный и открытый человек с великолепным чувством юмора. В её окружении, по собственному признанию Хиблы Герзмавы, преобладают друзья мужского пола, а женщин можно сосчитать по пальцам, но зато все они - проверенные временем и ситуациями люди, на которых можно положиться. С друзьями певица охотно проводит свободное время. Но прежде всего - она мать для своего единственного сына Александра. Ему на сегодняшний день уже идёт восемнадцатый год. Несмотря на полученные в наследство музыкальные способности и опыт на сцене, приобретённый в детском хоре театра, по стопам матери он не пошёл. О муже Хиблы Герзмавы практически ничего не известно. Долгое время у них была, судя по интервью певицы, крепкая и гармоничная семья, однако уже несколько лет супруги не живут вместе. Естественно, причины такого решения Хибла Герзмава старается обходить молчание

Поэтический дом

Этот дом в центре Сухуми я заприметил давно. «Престижный» он  полвека назад был, сейчас обветшал, но семь мемориальных досок стены его ещё держат. Одна посвящена участнику Великой Отечественной войны, заслуженному строителю Абхазии Вадиму Белозерову, а шесть  других – исключительно поэтам.

На улице, носящей имя  одного из них – Чичико Джонуа, и стоит этот дом. И горельеф его открыл эту галерею ещё в  1940-е годы. В 1959 году его не стало. Есть здесь «отметины» поэтов Шалвы Цвижба, Ивана Папаскири, Нелли Тарба… Нелли покинула этот дом и мир в 2014 году.

А санаторий-то жив!

В центре Сухуми издавна были два военных санатория – Московского военного округа и Войск ПВО. В 1990 –е  годы, когда корпуса их со стороны моря обстреляли, пляжи и корпуса опустели.  ПВО вообще от своей здравницы отказались. Предприимчивый главком Ракетных войск Игорь Дмитриевич Сергеев, будущий министр обороны России  и первый российских маршал в новейшей истории, не побоялся «приобрести» санаторий противовоздушной обороны. Да вот беда: боялись семьи ракетчиков сюда ехать.

И вот тогда главком попросил меня «отдохнуть» сутки - двоe в приобретенной сухумской здравнице для стратегов. Дали несколько миллионов денег (тогда мы все миллионерами были), прикрепили майора с кинокамерой – и попали мы в Сухуми.

Взяли интервью у начальника санатория полковника Лакобы (внука первого руководителя советской Абхазии), министра внутренних дел республики (он  успокоил  насчёт безопасности), проехались по рынку – и  получился бодренький  ролик о радостном отдыхе в Стране Души – Апсны.

Ролик разослали по ракетным дивизиям – и поехали люди охотно на  море.

Но вот наступила «сердюковщина», приехал он в Сухуми и решил с подружкой Васильевой санаторий уничтожить. Чуть-чуть не успел. И  уже насколько лет санаторий в подвешенном состоянии. Есть разговоры, что министерство обороны России реанимирует его.

А пока на армейском объекте…вовсю кипит жизнь. Снуют отдыхающие, жив сибирский Мишка в клетке, вовсю работают кафе. Сработала  здоровая предприимчивость  людей.  Выходит, в известной степени «самодеятельность» сохранила санаторий в целости, и теперь с наличием средств его вполне возможно восстановить да украсить. Все ждут этого, и в Сухуми, и в России.

Фазиль

Первые дни нашего отпуска  (31 июля 2016 г.) омрачились смертью Фазиля Искандера, ставшего классиком при жизни. Писатель, философ он дорог народам Абхазии, России, всего мира.

Смотрел по телевидению выступление своего «шефа» Сергея Вадимовича Степашина, который  сердечно и образно сказал о Фазиле.

Вечером мы с Сергеем только и говорили о происшедшем, не только горюя, но и планируя увековечить память об Искандере, что вполне по силам нашему Императорскому Православному Палестинскому Обществу, которое Сергей Степашин возглавляет. Он к тому же президент Российского книжного союза.

А Сергей Чхинджерия – действительный член нашего Общества из числа шести представителей Абхазии на сегодняшний день.

Он уроженец тех мест, откуда родом Фазиль. И последние десять лет, как признался, ему снится уже, как  облагораживает родник, который помнит Фазиля¸ воскрешает лозу на месте  дома Искандеров, «описывает» вековые деревья, что знают гуманиста, писателя, философа Фазиля Искандера.

Словом, проект, как сейчас выражаются, благороден по замыслу и возможен на практике.

…Так что отпуск наш в Абхазии как всегда сопряжен не только с  отдыхом, но и с планами, которые, верим, сбудутся.

 

Комментарии  

 
+1 #5 Алла 2016-09-18 11:43 Рано или поздно все равно все устроится. И все-таки как причудливо порой бывает в жизни!
 
 
+2 #4 LipLipp 2016-09-12 13:20 Здорово написано.С большой любовью к краю и его людям. Я там была. И полностью согласна с автором.
 
 
+3 #3 Олег Кацура 2016-09-07 22:09 Мой знакомый очень хвалил отдых в Абхазии. Теперь понимаю почему.
 
 
+4 #2 Степан Ракитин 2016-09-01 15:12 Природа Абхазии дарит людям не только радость жизни. Она возвращает молодость и здоровье.Хотя не все так однозначно…
 
 
+3 #1 Rambe 2016-08-23 20:37 Ах, сударыня! Едемте лучше в Абхазию предаваться любви среди горных орлов…
Отличная статья! даже захотелось съездить самому.