• Добро пожаловать

    23.06.11 18:56
  • Что наша жизнь?

    23.06.11 18:57
  • У вас получится!

    23.06.11 18:57
  • Наши авторы

    23.06.11 19:29
  • Работает библиотека

    23.06.11 19:36

Авторизация

Подскажите друзьям

Каталоги

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Эта беседа состоялась в далеком уже 1992 году. Листая старые дневники и записные книжки, я нет-нет да и нахожу среди них некоторые интересные материалы, по той или иной причине не вошедшие в статьи, не ставшие основой для рассказов и повестей.
Такие черновики есть у каждого писателя и журналиста.
И приходит время, когда казавшаяся не очень актуальной тема вдруг обретает новое звучание, ищет воплощения, становится современной и важной…
Тем более, если речь идет об уже ушедших от нас людях и событиях.


Моему собеседнику за семьдесят. Но лучезарная улыбка и неиссякаемый чисто английский юмор делают его значительно моложе.
Морис Джеффри Бэллард прошел через все перипетии сложной и противоречивой истории XX века. И вынес из них чувство бесконечной любви к людям, присущее истинным гуманистам, истинным интеллигентам.

-Сэр Джеффри, я знаю, что это не первый ваш визит в Россию. Какие чувства пробуждает у вас эта страна, ее люди?
-О,это сложный вопрос. Вы правы, я не впервые в России. Однако мои первые «визиты» проходили в более сложных условиях, нежели теперь, когда я приехал как гость «Интуриста».Я впервые ступил на русскую землю в начале 1942 года, когла наш первый трансарктический конвой «PQ-1» прорвался в Мурманск.
Я служил в то время в качестве судового медика на корвете «Игл».На всю жизнь запомнились мне ужасы войны, непрерывные бомбежки каравана, холод. А еще мужество английских моряков и русских летчиков. В бою с фашистскими торпедоносцами наш корвет был поврежден, но мы дошли до Мурманска. Русские мастера довольно быстро устранили все неисправности. О, это были прекрасные мастера!
-Не сохранили ли вы в памяти имена тех, с кем встретились тогда на Севере?
-Увы,нет… Прошло более полувека, пришлось повидать немало людей по всему свету. Я помню только имя отважного русского пилота, которое гремело тогда по всему Северному флоту. Его звали Сафронов…
-Может быть, Сафонов?
-О, да-да, правильно, Сафонов! Мы все восхищались его мужеством. Это был настоящий ас! Что же касается других имен, то могу сказать, что мы встречались с русскими немного, в основном на официальных мероприятиях, за столом. Но русское гостеприимство и дружелюбие запомнились мне навсегда. Офицеры старались, чтобы нам, союзникам, было всегда тепло на русском холодном Севере. Знаете, это главное согревающее средство – спирт, ха-ха…А если серьезно, то русские люди были очень признательны нам за то, что мы вместе боремся против наци.
-Сэр Джеффри, нельзя ли поподробнее о конвоях? У нас не так много сведений об этих эпизодах войны. Можно сказать, что кроме яркой повести замечательного писателя Валентина Пикуля « Реквием каравану «PQ-17» и снятого по ней фильма и нет ничего об этом…
-Я участвовал в трех конвоях: первом, втором и – по-моему- в десятом. В составе семнадцатого нашего корабля не было, ибо к тому времени он был потоплен. А я и другие уцелевшие моряки продолжили войну на зенитных катерах у побережья Англии. В составе конвоев были пароходы с военной техникой: танками, самолетами, пушками и множеством других военных грузов, которые поставляла России в основном Америка. Были и корабли до верха загруженные канадским зерном и консервированным мясом. Из Англии тоже поставлялось вооружение, в основном самолеты и запчасти к ним. В состав конвоя для его охраны включались фрегат, несколько эсминцев и несколько корветов, подобных нашему. Нельзя сказать, чтобы это охранение было достаточно сильным, но мы были полны решимости дойти до России во что бы то ни стало.
Наци обычно появлялись у берегов Норвегии. И потом «висели» над нами постоянно, до самого Мурманска. Атаковали, как правило, с кормы, бомбили все подряд: транспорты, корабли охранения, расстреливали из пулеметов тонущие суда и спасающихся людей. Они вели себя, как людоеды…
Чувстов настоящей радости мы испытывали тогда, когда в небе появлялись русские самолеты. Ваши асы демонстрировали отличное боевое мастерство. Мы приветствовали их с кораблей, прекрасно понимая, что наши крики им не слышны. Но я уверен, что русские пилоты  ощущали наши переживания. Это была настоящая боевая дружба, которая связывала нас тогда…
-Как вы воевали потом? Вы говорили о зенитных катерах?
-Да, это тоже очень интересная страница в моей боевой биографии. Нацисты обстреливали Лондон ракетами «Фау». Это варварское оружие. Королевские ВВС поначалу не имели эффективного оружия, чтобы противостоять ракетам. В Лондоне были большие разрушения, и премьер-министр Черчилль даже объявил об эвакуации части горожан. Однако потом были созданы специальные радиолокационные станции, которые позволяли засекать «Фау». По данным с этих станций находящиеся в проливе Ла-Манш зенитные катера открывали огонь по летящим ракетам. Могу сказать, что мы сбили немало нацистских ракет: на вооружении у нас были скорострельные зенитные орудия. Кроме того, истребители Королевских ВВС имели специальные приспособления в ивде крюка под фюзеляжем, которым они подцепляли летящую «Фау», отворачивал ее с курса и сбрасывали в море. Но чаще всего пилоты просто расстреливали ракеты из бортовых пушек и пулеметов.
Русские, насколько мне известно, захватили в конце сорок четвертого испытательный полигон нацистов в Польше и поделились с Англией секретами системы управления ракет «Фау». После этого борьба с ними стала намного эффективнее…
-На зенитных катерах вы тоже были медиком?
-Не только. Я входил в состав орудийного расчета, ибо моряков не хватало, и каждый человек был на счету.
Мы сражались вместе не только на море. Каждый день- это была моя обязанность как петти-офицера – я отмечал на карте в офицерской кают-компании положение на фронтах. Я вижу как сейчас красные флажки на карте Европы: Сталинград, Курск, Белоруссия, Польша и, наконец, Берлин… Именно тогда я начал изучать русский язык, познакомился впервые с русской литературой. Конечно, «изучать русский язык» - слишком громко сказано, но несколько десятков русских слов я уже тогда знал.
-Интересно, каких?
-«Дружба»,»любовь»,»товарищ»…Вы не представляете себе, как трудно изучать русский. Но нам он казался всегда таким же красивым и напевным, как русская природа, как русские люди…
-А как сложилась ваша дальнейшая судьба? Я знаю, что после войны вы служили на флоте, учились, уехали из Англии…
-Да. После войны я еще десять лет служил на флоте. После службы окончил медицинский факультет Лондонского университета, стал врачом. И работал с миссиями ООН в Центральной Африке, в Гонконге, в госпитале ООН на Мальте. В 1964 году мы с женой переехали в Австралию, в Брисбен, где я до последнего времени работал заведующим физиотерапевтическим отделением окружного госпиталя.
-Австралия…Как это далеко от России. Вы ощущаете себя на краю света?
-О, нет. Я постоянно слушаю московское радио. Россия близка мне по духу. Интересно, что Россия и Англия на протяжении всей своей истории всегда были союзницами. И теплые чувства между нашими народами не смогли заморозить ни «холодная война», ник козни политиков. Я всегда был англичанином, и даже сейчас, прожив столько лет в Австралии, им и остался. И навсегда сохранил в сердце память о России, прекрасной стране добрых людей и мужественных воинов…

Комментарии  

 
0 #3 Леонид Петров 2014-02-02 15:24 Независимо от значения поставок по ленд-лизу для боевых действий, нельзя не склонить голову перед мужеством тех британских, американских, канадских и прочих моряков, что рисковали своими жизнями, доставляя в СССР военные грузы, перед искренностью трудового подвига тех, кто изготавливал доставленное, всем сердцем желая помочь союзнику, делая вклад в общую победу над "чумой ХХ века". История морских конвоев, прежде всего – полярных конвоев, притягивает своим романтическим трагизмом многих исследователей в современной России. Цитировать
 
 
+1 #2 Corund 2014-01-26 18:42 Наверное, мы бы победили без их усилий и без их ленд-лиза. Хотя все советские асы-«пятидесятники» (в смысле количества сбитых самолетов), кроме Кожедуба и Ворожейкина, воевали на «Аэрокобрах». В Берлин мы въехали не только на «тридцатьчетвер ках», но и на «виллисах», «доджах» и «студебеккерах» . Благодаря западным поставкам СССР смог практически свернуть свою станкостроитель ную промышленность (станки всех типов, причем гораздо лучшего качества, чем отечественные, мы получали от англосаксов), переориентирова в соответствующие производственны е мощности на выпуск собственно оружия (таким образом, оружие, произведенное вместо станков, можно считать «косвенным ленд-лизом»). Цитировать
 
 
+2 #1 minutka 2012-03-28 12:58 Сэр Джеффри,видимо, запамятовал название конвоя.Скорее всего,он был в составе PQ7b,который отплыл из Исландии 31 декабря 1941 года и прибыл в Мурманск 11 января 1942 года.PQ 7b состоит из девяти торговых судов. Эскорт состоял из 2 эсминцев и двух вооруженных траулеров. Конвой до­стиг своего места назначения в полном составе. Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить